Государство и монополия на насилие

Все, наверное, слышали эту историю из Калифорнии о том, как в дом четы Джессенов вломился вор. Просто какой-то бездомный дядька, который разбил окно, сожрал банку мороженого и выпил молока.

На нейтрализацию этого чудовища полицейские пригнали более 50 автомобилей, два вертолета, команду спецназа и даже саперного робота. Полицию вызвали соседи, а в дома у Джессенов было оружие, бомж же отказался сдаться. В итоге штат Калифорния изъял дом из собственности Джессенов (после 9/11/2001 это можно сделать с любым помещением), здание было взято штурмом и приведено в непригодное для жизни состояние. Бомж сдался.

Неравный исход

У многих возник вопрос: а стоило вообще привлекать такие силы для решения этой проблемы? Не была ли реакция полиции как бы несколько чрезмерна?

Да и в массе других ситуаций не только в США, а вообще по всему миру, государство реагирует на любые проявления насилия с каким-то звериным ожесточением, не щадя ни ресурсов, ни людей. Это касается и обычной уличной гопоты, и разных протестующих, и даже пресловутой борьбы с терроризмом, общие затраты на которую превышают любой мыслимый ущерб от терроризма на порядки. Причём, такая борьба несёт ущерб не только для бюджета, но… и для самих граждан, которых призвана защитить. Ведь тотальная слежка и контроль в итоге обходится экономике дороже. Террористов в принципе очень мало, спонтанных преступлений сильно меньше не становится, зато всяческие злоупотребления с личными данными, которыми люди теперь «облеплены» с ног до головы, несут многомиллиардные потери населению и бизнесу ежегодно.

То есть, погодите! Мы создали кучу средств для слежки за каждым человеком и каждой копейкой, чтоб побороть преступность и терроризм, а в итоге получили ещё более уязвимую систему и массу киберпреступлений? Мы дали широкий простор спецслужбам, но они сами стали совершать преступления, пользуясь неограниченной властью? Эй! Мы что-то делаем не так, похоже!

Логичный и простой ответ напрашивается сам собой: государство никогда и не хотело защищать нас от преступников и террористов. Хочу отметить, я тут не говорю про США, я вообще о любом государстве в мире. Любые силовые органы в любой стране созданы, прежде всего, для защиты самого государственного аппарата. Не конкретных людей в этом аппарате даже, а самой системы госуправления в целом.

Но минутку, Усама Бин Ладен (не как человек, а как мем) действительно шатает устои государства, но каким же образом голодный бомж, любитель мороженого, угрожает Национальной (а вернее, государственной) безопасности США?

Очень просто. Тут стоит понять, каким единственным ресурсом безраздельно и абсолютно обладает государство, что его отличает от любой другой организации и что же оно так ревностно охраняет, не считаясь ни с деньгами, ни с жизнями, ни даже с безопасностью всех своих граждан? Этот ресурс: насилие. Государство ничем не отличается от благотворительной ассоциации по спасению тропических лесов, кроме безраздельной и ничем не ограниченной монополией на насилие, которую и призвана защищать вся его мощь, от глока в кобуре патрульного до ядерного оружия.

Насилие — это один из последних ресурсов, что остался у любого государства на этом свете, и оберегается этот ресурс свято и истово. Любая попытка покушения на несанкционированное насилие должна быть максимально жестко пресечена. Так, чтоб все остальные испугались до мокрых трусов и отдали любые свои естественные права во благо защиты государственного насилия.

Насилие — главная ценность

Классическая теория учит нас, что государство взяло на себя неблагодарную роль единственного насильника ради блага всего общества. Раз уж отношения людей так сложны, что насилие и принуждение неизбежно, то пусть этим занимается мудрое демократическое государство. Если подонок напал на твою дочь, и ты разумно хочешь повесить подлеца, то — остановись! Не бери грех на свою бессмертную душу, не противься злу другим злом! Пусть за тебя это сделает обезличенная государственная машина, мудрый соломоноподобный федеральный судья и беспристрастные присяжные. Которых он хоть и послушает (а в современных реалиях, когда мы все оцифрованы и занесены в тысячи дата-баз, он мог бы выслушать хоть вообще всех), так он их послушает, но меру наказания назначит сам. Ведь он специалист по справедливости от государства, а ты — нет.

И если какое-то сообщество заявит, что они способны решить проблему самостоятельно, они — угроза монополии государства, а потому должны быть искоренены и разрушены как можно скорее. Это что же? Сегодня они сами способны судить, завтра — сами себя защитить, а потом налоги перестанут платить? О нет, выжечь и вытоптать. Потом выжечь ещё раз уже вытоптанное. И повторить.

Да, у нас до сих пор есть право защищать себя и свою собственность. И у нас есть оружие, чтоб делать это эффективно. Но и этот последний артефакт свободы постоянно подвергается нападкам и ограничениям. Вряд ли ошибусь, если скажу — эта последняя угроза госмонополии на насилие будет устранена подчистую ещё при нашей с вами жизни. Это досадный баг, который государственная Матрица хочет изжить поскорее. Это неприятное легаси, от которого государственные программисты хотя отказаться поскорее.

Вы в курсе, что в США одна из самых устаревших систем сотовой связи и, пожалуй, самая неповоротливая и тупая банковская система на Земле? В других странах всё работает заметно лучше, вы удивитесь даже, насколько лучше и удобней. Почему? Мы были пионерами в этих технологиях, другие страны уже брали лучшее из нашего опыта, но избегали наших ошибок. Поэтому на наши системы давит огромное легаси и масса архитектурных багов, от которых дорого и сложно избавиться. Систему современного госуправления с жёсткой монополией на насилие придумали тоже в США. О, нет! Не рассказывайте мне про Европу. Тут уже как раз МЫ подсмотрели у них лучшее и создали прекрасную систему тотального контроля над любой формой насилия и неповиновения, которой уже ИМ пришлось у нас учиться, восстанавливая свои государства после Второй мировой.

И вот, у нас остались баги, а во многих новых системах их уже совсем нет. Удивитесь ли вы, если я скажу вам, что в большинстве стран мира вы не можете выстрелить в обнюханного наркомана, что махает ножом перед вашим лицом? Вы попадёте в тюрьму! Вы знаете, что во многих странах женщина не может отобрать в насильника нож и ударить его этим же ножом в живот? Она сядет за убийство! Монополия на насилие там уже давно доведена до предела, скоро это ждёт и нас, я вас уверяю.

Но любой специалист скажет вам, что физическое насилие над человеком не так эффективно и травмирующе, как насилие психологическое. Поэтому одна из важнейших целей государства — это тотальный контроль нам СМИ и методичное насилие через масс-медиа над гражданами. Незаметное, как падение капли в китайской пытке. Но ежедневное и методичное, как падение капли в китайской пытке.

И если какое-то сообщество заявит, что они способны сами формировать интересную им повестку и хотят сами интерпретировать факты реальности, превращая их в информацию, они — …? Точно такая же угроза государственной безопасности. Какими благими бы ни были их намерения, даже если они работают на благо общества и в интересах граждан — нет! Они — угроза монополии государства на информационное насилие, а потому должны быть уничтожены. И я сейчас не только о банах, если нужно — то и физически уничтожены, для государства это не проблема. У него — монополия на насилие.

Если же идеи таких сообществ слишком популярны и естественны для каждого человека, настолько нормальны и настолько соответствуют естественному праву, что их не обличить никакими выдуманными законами, тогда государственные программисты готовы творить самые изощренные провокации для маргинализации этих сообществ, а далее — по совокупности — и самих их идей. Причём, поверьте, государство не умирает от старости, а потому готово тратить любое количество времени на самые долгие и тонкие операции. Наверное, вы знаете, что авторы некоторых операций ЦРУ уже давно в могиле, но сами эти операции успешно продолжаются, система работает, создаёт ресурс, расширяет спектр возможностей, а потому однажды выстрелит. Даже если и не совсем туда, куда её нацеливали уже почившие авторы.

Но есть и самое главное насилие — финансовое. И эту монополию ни одно государство тоже не хочет отдавать. Сейчас много говорят о рабстве, но нет рабства страшней, чем финансовое. Его невидимые цепи много страшней кандалов, и они подавляют волю и свободу куда эффективней, чем палка и кнут.

Финансовое насилие

Вы никогда не задумывались: а кто ловил рабов в Африке? Я вам отвечу: их же соплеменники, или ребята из соседнего племени. А кто охранял рабов и гнали их на плантации? Такие же рабы, только за лишнюю миску похлебки и за право иметь власть над другими рабами. Кто поддерживает порядок среди заключённых в тюрьме? Нет, не надзиратели, а другие заключённые. За поблажки, послабления и закрытие глаз на некоторые вольности. Рабы раздирают за рабами — эта система работает уже тысячи лет, и работает отлично! Но мы, конечно же, довели её до совершенства.

Когда вы видите респектабельного финансиста, который заковывает вас в кредитные цепи — знайте: он ещё больший раб системы, чем вы. Он зависит от неё на все сто процентов и вынужден кормить этого молоха новой и новой кровью, потому что его счета куда больше, чем ваши счета. И вы их оплатите, или система сожрет этого джентльмена в красивом пиджаке, ведь он никогда не сможет рассчитаться по долгам без вашей крови. А своей у него слишком мало.

экономическое насилие

Поэтому он закуёт вас в финансовые кандалы, но скованные одной цепью никогда не идут к свободе. Ни разу мировая история не знала таких примеров, чтоб закованные в цепь шли к лучшей жизни. Если у вас в сети есть знакомые из бывшего советского лагеря, они расскажут вам, как страшно работает эта схема круговой поруки, у нас её просто называли кредитом, но когда все должны всем — а в чём же разница? Та же цепь, но государство назвало её… свободой предпринимательства и рынком. Но оставило за скобками, что в этой «свободе» государство почему-то свободней других и имеет полное право на любое финансовое насилие, а вот ты — ты, мой читатель — даже дышать имеешь право только по жёстким государственным правилам. Во имя святой Национальной (читай, государственной) безопасности.

Путешественник во времени из прошлого, попав в наш мир, сказал бы не:

«Вау, какие у вас крутые гаджеты и технологии!» Нет, он сказал бы: «Оу, друзья. Вы боролись против рабства и за равные права, и потому решили сделать бесправными рабами вообще всех? Нет, это тоже вполне логичный выход, но… А как вернуться обратно?»

Я не знаю достоверного метода вернуться обратно, наверное — его просто нет. Но я знаю способ хотя бы немного обмануть нынешнюю систему, и если не победить, то хотя бы продать свои жизни подороже. Есть кое-что, отбирающее особый статус у государства, уравнивающее его со всеми остальными пользователями, снимающее с него корону и отбирающее лазерный меч. Это блокчейн и криптовалюта, последнее убежище настоящей демократии.

Да, мировые государства уже бросили массу сил на противодействие этой тематике, а также запустили целую армию троянских коней в эту технологию, чтобы разрушить её изнутри, разложить сообщества, устроить показательные казни, распять новых пророков и подсунуть фарисеев, купить тех, кто продаётся, убить тех, кто не хочет, напугать всех, кто это видит и в итоге превратить блокчейн и новую цепь рабов.

Факт! Монополия на насилие всегда будет использовать любые формы насилия для защиты своего монопольного права на насилие.

Но бунтующие рабы из цепей куют ножи. Ведь цепей на них навешали предостаточно.

Подписывайтесь на Телеграм канал, чтобы всегда быть в курсе самых последних и горячих новостей – @like_freedman

Автор: Зодд Зверев, аналитик Freedman Сlub Crypto News

3 6 голоса
Рейтинг статьи

Эд Мицкевич

Поддерживаю Freedman. Club в процессе популяризации криптовалют, считаю важными основные принципы децентрализации, свободы и ответственности выбора.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x