Централизация, децентрализация и право собственности

С развитием ИТ-технологий люди стали свободнее. Появилось множество возможностей выразить свои мысли. Но так ли это на самом деле?

Банки, центральные банки, правительства могут запретить совершать определенные виды операций или даже заморозить, заблокировать счета. Apple может удалить приложение из своего магазина. Социальные сети могут заблокировать пользователей или устанавливать допустимые, с их точки зрения, рамки, выборочно транслировать информацию. В таких реалиях, возможности людей свободно выражать свои мысли ограничиваются. Крупные корпорации получают контроль над поведением людей. Как они получили такую власть?

Товаром для социальных сетей являются их пользователи. Социальные сети «продают» их рекламодателям или политикам. Чем лучше упакован товар, тем дороже его можно продать. Социальные сети манипулируют вниманием, временем, поведением своих пользователей, транслируя им контент, прошедший через внутренние фильтры цензуры, подталкивая их к совершению тех или иных действий, формируя общественное мнение, необходимое в текущей повестке.

Первоочередная задача социальных сетей – завладеть вниманием пользователей, вся инфраструктура социальных сетей настроена под выполнение этой задачи. После получения контроля над вниманием пользователей, социальные сети уже с легкостью могут перенаправлять его в нужное им русло. Как правило, это внимание перенаправляется в объятия рекламодателей, которые получают потенциальных покупателей своего товара, а социальная сеть получает свое вознаграждение за направленный трафик. Печальный итог всего этого – интересы пользователей в этом процессе никто не учитывает.

При регистрации в социальных сетях пользователи подписывают «Условия», которые никто никогда не читает. Так как социальные сети бесплатны, то говорить о заключении какой-то сделки между пользователем и социальной сетью – неверно. Пользователь ничего не платит, и вследствие этого не имеет прав. Когда социальная сеть блокирует аккаунт пользователя, у него нет возможности требовать за это компенсацию.

И это большая проблема, т.к. в этом вопросе нет определенных прав собственности. Кому на самом деле принадлежит учетная запись, к примеру, в Твиттере? Пользователь ее создал, вложил в ее развитие свое время и внимание. Но он не заплатил за эту учетную запись, а, значит, не было никакой сделки между Твиттером и пользователем. И у Твиттера нет каких-либо обязательств перед пользователем.

Другими словами, нет ясности в вопросе о том, кто является владельцем учетной записи – пользователь или социальная сеть. Есть законодательство, которое защищает персональные данные людей. Регистрируясь в социальной сети, пользователи добровольно передают свои персональные данные и, при этом, не платят за их хранение. Поэтому говорить о том, что у социальной сети возникают какие-то обязанности пред пользователями, сложно.

Отсутствие границ собственности является причиной путаницы. Социальные сети имеют базы данных, где хранятся данные пользователей. Какие права есть у пользователей в таком случае? Имеет ли пользователь какие-то права на свои публикации? На свой никнейм? Есть авторские публикации, соответственно, должны быть авторские права. Но, что конкретно принадлежит пользователю, а что социальной сети?

Основа этой проблемы с трудностями определения границ собственности лежит в централизации. Сложно определить, кому что принадлежит, т.к. социальная сеть контролирует одни аспекты, а пользователь – другие. Степень контроля учетной записи со стороны пользователя, ограничена тем, что социальная сеть является неким централизованным органом власти.

Чем более централизована собственность, тем меньше прав на неё у отдельных лиц. На уровень централизации влияют регулирование, монополия и т.д, и, в конечном счёте, все они ограничивают пользователя в распоряжении его собственностью. Централизация лишает пользователей прав собственности.

Эта проблема широко распространена в классической денежной системе. Централизация денег несет в себе возможность их конфискации, бесконтрольного выпуска, а это, в свою очередь, уменьшает права собственности на деньги. Мы можем пользоваться деньгами в рамках ограничений, наложенных со стороны регулирующих органов, инфраструктурных организаций, таких как VISA. И при наложении определенных запретов возможности пользования деньгами могут быть существенно ограничены.

С другой стороны, финансовые документы на предъявителя предоставляют больше прав собственности. В то же время, реальное владение активами, кажется, не может быть оспорено. Но история знает примеры, когда правительства конфисковали даже физическое золото у своих граждан.

Цифровые активы, в частности, биткоин, являются, по сути, документами на предъявителя, у них нет физического воплощения, и вследствие этого они меняют устоявшиеся правила с точки зрения права собственности. Это первое в истории дефицитное имущество, которое не может быть конфисковано. Центральные органы не могут лишить вас данной собственности.

Это означает, права собственности в биткоине очерчены четче, чем в традиционных финансах.

Держим Вас в курсе событий! Подписывайтесь на Фридман клаб в соцсетях и наш Телеграм канал, чтобы всегда быть в курсе самых последних и горячих новостей @like_freedman

Автор: Эльвир, аналитик Freedman Сlub Crypto News

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x